Секрет хорошего врача-2

Читать мост через реку в лесу первую часть и третью часть статьи "Секрет хорошего врача"

Профессор Ходос, скорее всего, не был мистиком. Он был врачом и знаменитым автором учебника «Нервные болезни. Руководство для врачей». Этот учебник был действительно  хорошим и в своё время переиздавался в нашей стране четыре десятилетия подряд.

Много лет он работал в клинике нервных болезней и работа эта была не для нервных людей. Мне довелось общаться с его учениками и однажды в неформальной обстановке у нас зашёл очень странный разговор за медицину. Невропатологи в то время считали себя «элитой» профессии, а я мало что понимал в невропатологии. Но то, что 90-летнего профессора Ходоса некоторые ученики восхищаясь считали слегка выжившим из ума – для меня не было странным. С моей точки зрения 90-летний человек имеет право на свои странности. Однако я не знал профессора лично и, поэтому, услышав эмоциональные «обвинения» спросил:
- А в чём собственно проявлялись «странности» профессора?
- Ну, ты понимаешь мы ходили абсолютно на все обходы Ходоса, расспрашивали больного, заполняли историю болезни, систематизировали симптомы, назначали анализы и т.д., а он, сейчас ему почти 90 лет, совсем обогамел…
- Что такое? - поинтересовался я. - Да он назначал почти всем больным валерьянку! Мы старались, выкладывались, а он над нами просто натурально таким образом издевался!!
- В смысле? – спросил я.
- Ну, нельзя же всем больным подряд – с совершенно разными диагнозами, назначать валерьянку. Или пустырник.

Так я узнал, что у профессора Ходоса кроме валерьянки было и второе сильно действующее лекарство – настойка пустырника. В общем секреты старого профессора Ходоса, которого я не знал лично, начинали разворачиваться в моём сознании как на ладони. Я заинтересовался.
- А почему это не правильно? - спросил я.
- Настоящий врач не будет назначать всем и каждому валерьянку!
- Почему? – всё стараясь понять в чём ошибался профессор Ходос, наивно спросил я.
- Потому что у разных болезней разный патогенез. Разный механизм/путь заболевания – как несмышлёнышу мне растолковывали медицинскую азбуку, - и соответственно для лечения разных болезней нужны разные лекарства. Валерьянка – это не вариант. Пустырник – тоже. Пациенты – это тёмные люди, в медицине ничего не понимают, ну дал им профессор валерьянку они и выздоровели. Моя знакомая подозревала, что Ходос назначал валериану и пустырник с целью издевательств над своей группой ординаторов/аспирантов.

Старенький профессор-еврей, похоже, был очень талантлив в своих издевательствах, если он так эффективно использовал для своих ординаторов и учеников валерьянку и пустырник с целью пыток и издевательств. И у него кое-что получалось…

С целью противодействия иезуитским издевательствам профессора ординаторы и аспиранты объединились у него за спиной в закрытую «группу». Ничего не говоря своему учителю они тайно подняли из архива больницы все истории болезней, в которых когда либо были назначены валериана или пустырник. В поисках секрета Ходоса были изучены все описанные в историях болезни, симптомы и то, как эти симптомы «проявлялись» у пациентов во времени. Эта группа «учеников» проделала большую/гигантскую работу, изучив анализы пациентов и дозировку двух чудодейственных лекарств. Но то, чем руководствовался и, тем более, на что опирался сам профессор назначая валериану и пустырник своим пациентам оставалось для них большой/неразгаданной загадкой.
- Мы же понимаем/понимали идиотизм ситуации, - сказала она. - Наш профессор назначал пустырник и валерьянку людям с самыми разными диагнозами. Они через какое-то время выздоравливали и приходя на повторное обследование, благодарили Ходоса. Ты знаешь, что у него все полки в шкафу были заставлены хорошим коньяком?

В общем, загадку профессора нужно было срочно разгадывать, потому что мы говорили о важных вещах и, настроение у моей знакомой начинало штормить, выходя за рамки нормы, а открыто предлагать ей валерьянку или пустырник с моей стороны было не безопасно.
- Я правильно понимаю, что еврей Ходос, - сказал я нарочито подчеркнув национальность, - будучи профессором обменивал бутылёк аптечной валерьянки на одну бутылку хорошего и дорогого коньяка? Фактически он, пользуясь своим служебным положением в клинике нервных болезней, втягивал всех своих пациентов в такой вот хм… неравный обмен?
- Юра, какой обмен?! Они сами покупали валерьянку в аптеке и сами выздоравливали. А коньяк они приносили ему в благодарность, по своей доброй воле.

И она перечислила мне пять-семь диагнозов, которые точно не могли быть вылечены валерьянкой: мигрень, сосудистая дистония, импотенция, рассеянный склероз... Даже я, не будучи невропатологом понимал, что назначить публично валерьянку на глазах у своих коллег невропатологов пациенту с рассеянным склерозом (и ожидать улучшения) это было за гранью врачебного мышления. Я понимал, что от такого одного/единичного назначения душевный покой любой группы невропатологов будет нарушен, но от моего глупого бизнес-предположения моя знакомая заметно успокоилась. Она тщательно объяснила мне, что валерьянка – известна медицине давным-давно и как лекарство не может быть чудом.
- Мы, конечно, подозревали, что Ходос, назначая пациентам валерьянку - мог использовать гипноз, но он беседовал с пациентами при свидетелях и никогда не погружал их в гипнотический сон. Мы даже проверяли книги в его библиотеке – книг по гипнозу среди медицинской литературы у него не было. Мы - наша группа, пытаясь узнать его фирменный секрет, следили за ним тотально, - сказала она мне заговорщицким голосом.

Услышав такое я не стал шутить и не сказал вслух, что возможно, это пациенты втягивали профессора в сомнительные операции выманивая у него рецепт на валерьянку и заставляя его принимать в подарок от чистого сердца хороший коньяк. Упоминание о коньяке профессора открыло дверь давнишних воспоминаний и она, глубоко занырнув в какое-то из них, как-то очень по доброму рассмеялась. Её настроение улучшилось. Возможно она вспоминала характер своего профессора, которым невозможно было манипулировать. Или, вспомнила как благодаря обучению у профессора и его устным рекомендациям, не имея ни капли еврейской крови она стала главным невропатологом области, а потом возглавляла неврологическое отделение областной больницы. Она не просто сделала хорошую карьеру - она была действительно хорошим врачом, а годы самостоятельной работы отточили её чутье на подозрительные моменты.

танка буддизм- Ты знаешь, Юра, я практикую буддизм и, возможно, в твоих словах присутствует зерно правды – сказала она. С лекарством для самого профессора всё не так просто. Сам Ходос никогда не принимал ни валерианы, ни пустырника, но фирменное лекарство для себя у него всегда было. Многим был известен рецепт долгой жизни профессора – 30 грамм хорошего коньяка. Был в этом рецепте и важный нюанс: коньяк подаренный пациентами профессор употреблял перед сном.

- Тебе сложно меня понять – ведь ты не учился у Ходоса, - сказала она. Люди дарили ему коньяк от чистого сердца. Мне сложно сформулировать то, что я чувствую. Знаешь, в буддизме есть такое понятие – бодхичитта. Это бескорыстное сочувствие и помощь всем живым существам. Я думаю, что освобождаясь от болезней люди разворачивались к нему именно этой стороной своего сердца.

Я ярко увидел, как старенький профессор каждый вечер перед сном наливает 30 грамм коньяка из подаренной ему бутылки и желает счастья человеку, который выздоровел благодаря его знаниям и его опыту. Я знал, что именно в такой дозе коньяк перед сном расслабляет сосуды, освобождает от напряжения нервную систему, и в качестве профилактики инфаркта очень полезен для сердца. Но в той картине, которую я представил себе, на каждой коньячной этикетке были отпечатаны красной краской, как название коньяка два ярких и крупных слова – ЖИВИТЕ ДОЛГО. Желание пациентов Ходоса было мне понятно. Если проблема решена, здоровье восстановлено, а благодарность заслужена, то искренность пациента может работать для врача как лекарство, а бодхичитта упакованная в бутылку коньяка способна укрепить здоровье врача и долго продлевать ему жизнь.

Будучи молодым человеком я не знал, что Хаим-Бер Гершонович Ходос родился в 1897 году в Вилейской губернии в Белоруссии, в 1916 году поступил на медицинский факультет Томского университета. Свой путь в медицине он начал в далеком 1920 году с должности фельдшера Красной армии, позже закончил медицинский факультет Иркутского гос.университета и был оставлен на кафедре нервных болезней вначале ординатором, потом – пройдя свой путь в науке, стал одним из первых докторов медицинских наук в СССР и на протяжении четырех десятилетий руководил кафедрой нервных болезней. За это время написал 12 монографий и более 160 научных трудов. В его официальный список заслуг редко включают список его пациентов, которых он расспрашивал о проблемах и которым он помог.

Но, если говорить о фирменном секрете Ходоса то, именно общение с пациентами, 30 грамм хорошего коньяка на ночь и его размышления над тем, что он считал важным - сформировали его секрет и его врачебную/личную силу. Валерьянка и пустырник были тоже нужны – они отвлекали сознательное внимание пациента. Будучи молодым человеком я не знал, что почти все болезни, за небольшим исключением, почти всегда связаны с эмоциональной природой человека и глубокими/сильными эмоциями.

  • Я не знал, что дотронуться до своих эмоций имея поддержку другого человека, часто означает разрешить себе выздороветь.
  • Я не знал об экспериментах, которые это доказывают.
  • Я не знал, что ЭТОТ ПУТЬ к здоровью ОТКРЫТ ДЛЯ КАЖДОГО.

Читать первую часть и третью часть статьи "Секрет хорошего врача"

 С уважением к Вам, Сысоев Юрий

Новое на сайте

Притча В Божье лавке

Если Вы встретитесь с Всевышним, то как Вы себя поведете и о чем будете говорить?
С помощью этой притчи примерьте эту ситуацию на себя.

Читать далее

Связаться через

         

© 2011-2017 Иерархия.Ru – проект Юрия Сысоева о власти и контроле, психологии, здоровье и о тех закономерностях, которые управляют личными отношениями и жизнью людей.
e-mail: otvet-ot@ierarhiya.ru Все права защищены. Правовая информация.